Марсель Умбер (Ева Гуэль) фото | Пабло Пикассо

Марсель Умбер (Ева Гуэль) фото


МАРСЕЛЬ УМБЕР (Marcelle Humbert, 1885-1915), носившая в богемной парижской среде имя ЕВА ГУЭЛЬ (Eva Gouel) — была возлюбленной Пабло Пикассо в период кубизма, с 1912 по 1915 год. История их отношений — очень грустна и похожа на истории Ремарка о любви к прекрасной больной девушке, которая в конце романа должна умереть. Когда они познакомились, в кафе звучала популярная песенка с припевом Ma Jolie (Моя красавица), эти слова потом Пикассо неоднократно включал в композицию своих картин. Некоторое время они были просто знакомы, он ещё был с Фернандой Оливье, а у Евы были отношения со скульптором Маркусси. Отношения Пикассо с Фернандой доживали последние дни, и Фернанда, желая, очевидно, оживить их, решила вызвать ревность Пикассо. В один прекрасный день она сбежала с одним из художников. Потом она сделает попытку вернуть Пикассо, однако это у нее не получится. Пикассо и раньше нравилась Ева, а после выходки Фернанды он решил, что теперь они с Евой должны быть вместе. Он съезжает с их с Фернандой квартиры на бульваре Клиши, а Ева оставляет своего скульптора, и с мая 1912 года и до самой смерти Евы, в декабре 1915, они с Пикассо уже не расстанутся. Они поселились сначала на бульваре Распай, а весной 1913 года переехали на улицу Шельшер, в квартиру с большой светлой мастерской для Пикассо, окна которой, однако, выходили на кладбище, что Гертруда Стайн потом назвала зловещим предзнаменованием. Именно из этой квартиры через два года Пикассо увезет Еву в госпиталь, откуда она уже не вернется. Но те недолгие четыре года, что они были вместе, они были очень счастливы. Ева была полная противоположность Фернанды, даже внешне — Фернанда была высокой рыжей красавицей,
всегда стремящейся быть в центре внимания, а Ева была маленькой, черноволосой, и выпячивать себя стеснялась. В отличие от Фернанды, она не считала себя красоткой, вокруг которой должен плясать Пабло. Наоборот, это она окружила его вниманием и заботой. Фернанда не отличалась особой домовитостью и сама себя считала ленивой, о чем не раз потом писала в своей книге воспоминаний. Ева же умела создать уют, хорошо готовила и вела не только дом, но и дела Пикассо, в частности, с Канвайлером. Постепенно она сумела расположить к себе всех друзей Пикассо, которые сначала приняли ее без энтузиазма. Лето 1912 она провела с Пикассо в Сорге, где он с Браком продолжал свои кубистские эксперименты. В начале 1913 он свозил ее в Барселону, познакомиться с родителями, а когда весной умер его отец, она сумела вытащить его из глубокой депрессии. В 1914 году она помогла ему пережить тяжелое время начала Первой мировой войны, когда все его друзья ушли на фронт, и он потерял творческую среду, что было особенно тяжело на фоне его моральных терзаний — он выбрал жизнь и свое искусство вместо войны и очень вероятной смерти. Последний их год был очень тяжелым, она уже сильно болела, перенесла операцию, которая ей не помогла. Перед тем, как Пикассо смог устроить ее в одну из клиник, переполненных ранеными с фронта, она весила всего 28 кг. Клиника была далеко от дома, и Пикассо ездил туда ежедневно. «Моя жизнь — ад, я провожу всё время в больнице и в метро по дороге в больницу», писал он в это время Гертруде Стайн. А через некоторое время: «Моя бедная Ева мертва… я испытываю невыносимую боль».
© PicassoLive.ru